champ

letterra.org_“Валерий Подорога. «Мимесис... (work in progress)" (8 июня 2013)

8 июня 2013: 16.00-18.00_ЦДХ, зал ДНК

Валерий Подорога. «Мимесис. Аналитическая антропология литературы» (work in progress) — авторская презентация.
Философия и литература. Годы славы и презрения
Представление исследовательской программы

Цель многолетнего (2006-2014) и многотомного (4 тт.) проекта Валерия Подороги - произвести реконструкцию поэтической онтологии определенной ветви русской литературы XIX-XX века. Попытаться заново перечитать известные классические образцы от Гоголя до Достоевского, от Андрея Белого до Платонова, Введенского и Хармса на основе современных философских идей. По мнению Подороги, возможности нового прочтения открываются в связи с применением методов аналитической антропологии к литературному материалу. Именно такой подход вызвал протест у значительной части гуманитарного сообщества. Причем, крики возмущения слышаться как из либерально-филологического лагеря, так и консервативно-философского.
В последних томах Подорога подведет итоги исследования: разберет современные теории литературы, опирающееся на различные философские традиции. И главное: попытается критически, «со стороны», посмотреть на то, что сделано, а что не удалось, даст счет «ошибкам» и «упущениям». В конечном итоге, это позволит более основательно обсудить идейные и теоретические установки всего проекта «Мимесиса».

Модератор обсуждения — Ксения Голубович
Организаторы — проект letterra.org, сектор аналитической антропологии ИФРАН
champ

letterra.org_“Международный психоаналитический журнал» - Москва, 2013" (7 июня 2013: 17.30-18.30...)

7 июня 2013: 17.30-18.30
“Международный психоаналитический журнал» - Москва, 2013"
Презентация проекта «Международного психоаналитического журнала», с 2010 года осуществляемого на русском языке Группой Фрейдова Поля (Россия). Диалог по актуальным проблемам психоанализа, как они видятся в «лакановской перспективе».
Организаторы — проект letterra.org, Группа Фрейдова Поля (Москва)
champ

letterra.org_"Введение в психиатрию" - Москва, 2013" (7 июня 2013: 16.00-17.30 ЦДХ, зал ДНК)

7 июня 2013: 16.00-17.30
"Введение в психиатрию" - Москва, 2013"
Презентация книги психиатра, президента Независимой психиатрической ассоциации России Юрия С. Савенко «Введение в психиатрию. Критическая психопатология» (Логос, Москва, май 2013), развиваемая в форме диалога по проблемам «психической нормы», «психиатрии как целого» и «антипсихиатрии» сегодня.
При участии автора, организатор — проект letterra.org при поддержке Независимой психиатрической ассоциации России
champ

Презентации проекта letterra.org на www.moscowbookfest.ru (7-8 июня 2013, Москва, ЦДХ, зал ДНК)

Информация по презентациям 7-го июня:
http://2013.moscowbookfest.ru/введение-в-психиатрию-москва-2013.html

http://2013.moscowbookfest.ru/международный-психоаналитический-журнал-москва-2013.html


Информация по презентациям 8-го июня:
http://2013.moscowbookfest.ru/валерий-подорога.-мимесис.-
аналитическая-антропология-литературы-work-in-progress-авторская-презентация.html

http://2013.moscowbookfest.ru/футурологический-конгресс-москва-2013.html
champ

NB_«НЕМЕЦКИЕ ДУШИ» (2009) в присутствии режиссера_30 мая 2013, 19.00 (Москва, Каретный ряд, 5/10)

«НЕМЕЦКИЕ ДУШИ» (2009) Документальный фильм
Режиссеры - Маттиас Цубер, Мартин Фаркас
2009, 92 мин.
Оригинал с русскими субтитрами

30 мая 2013, 19.00
Москва, Конференц-зал Международного Мемориала, Каретный ряд, 5/10
Mетро: Маяковская, Пушкинская

Совместно с Международным Мемориалом Гете-Институт представляет документальный фильм 2009-го года «Немецкие души – жизнь после колонии «Дигнидад» режиссеров Мартина Фаркаса и Матиаса Цубера. Герои этого фильма – трое бывших членов секты, которые в 1962 году вместе с 500 остальными немцами перебрались в Чили и прожили 40 лет без связи с внешним миром. В фильме рассказывается о попытке членов этой общины выжить после десятилетий мучений и падения диктатуры. Эта история о попытке забыть прошлое, о тоске, о романтических грёзах и отчаянии. Это фильм о жертвах, преступниках и об их взаимоотношениях. В нём показаны личные истории, полные конфликтов, которые выходят за рамки личного опыта и демонстрируют принципы устройства и результаты воздействия тоталитарных систем, их последствия для конкретных людей. И постоянно ставится вопрос: как могут жертвы и злодеи продолжать вместе жить в одном обществе?

Режиссер Мартин Фаркас будет присутствовать на показе и примет участие в дискуссии со зрителями.

www.memo.ru
champ

«Mapping Democracy (Очертания демократии)» - видеоконференция(Сахаровский центр,14.04.2013 с 13.00)

14 апреля (в воскресенье) в 13 часов Гёте-институт проводит в Сахаровском центре (и параллельно в Мюнхене и Будапеште)
Международную видеоконференцию-дискуссию «Mapping Democracy (Очертания демократии)»

Понятие демократии в очередной раз находится в центре внимания – в связи с революционными событиями в Северной Африке, конституционными реформами в странах Европейского Союза, по многим другим причинам, ежедневно находящим отражение в новостных лентах. Видение демократии также многообразно, как разнообразен мир, но есть ли непоколебимые общие знаменатели?
Дискуссии серии Mapping Democracy позволяют спикерам и зрителям сравнить дискурсы о демократии в разных обществах, попытаться выяснить, что происходит с демократией как общественной системой в наших странах. В рамках Mapping Democracy уже прошли три дискуссии, в которых приняли участие эксперты из семи стран мира. Культурные и общественные деятели из Мюнхена, Мадрида, Каира, Пекина, Вашингтона и др. говорили о демократии, спорили, сравнивали точки зрения.
Четвёртая дискуссия пройдет параллельно в Москве, Мюнхене и Будапеште, три города будут соединены через видеоконференцию. Зрители смогут следить за трансграничным обсуждением в режиме «здесь и сейчас» и принять в нём непосредственное участие. Причем сделать это можно будет как оффлайн, присоединившись к спикерам в зале Сахаровского центра, так и онлайн, отслеживая твиттер-аккаунт MapDemocracy и пользуясь хэштегом #MapDem.

Участники дискуссии в Москве:
Михаил Гельфанд – доктор биологических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ, член Европейской Академии, заместитель директора Института проблем передачи информации РАН, член Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ, заместитель главного редактора газеты «Троицкий вариант — наука», член Координационного совета российской оппозиции.
Олег Никифоров – кандидат философских наук, гл. редактор издательства «Логос», координатор проектов letterra.org и «Словарь войны» (slowar.tv).
Модератор – Михаил Калужский, журналист, куратор театральной программы Сахаровского центра.

Дискуссия будет вестись сначала на русском языке, а затем – на английском с синхронным переводом на русский.

Наш адрес: Земляной вал 57 стр. 6, м. Курская, тел. (495) 623 4401, 623 4420.
Вход свободный.

Информация на сайтах:
http://cms.goethe.de/ges/prj/map/ver/bmm/enindex.htm
www.sakharov-center.ru/arrangements/?id=2089
host

«Трудно быть богом» А. Германа & Droit de l'Ingerence...

Событийно предъявлять «валидность практик демократии» - это по силам и/только одному (поддерживаемому — так или иначе - многими). «Трудно быть богом» (Hard to be a God) — „последний фильм режиссёра Алексея Германа" (предпремьерный показ — 01.04.2013 (Москва, «35 мм») на вечере в честь 20-летия «Новой газеты») - безусловно, событиен, хотя сюжетом его, скорее, является демонстрация «невозможности не решиться на действие» - из «сердца тьмы», против этой тьмы (когда «черные перехватывают власть у серых», если ты еще способен на сочувствие к этим «серым»).
Как кажется, о «демократии» в фильме — ни слова, ни намека, ни образа. Кажется, что фильм, скорее, показывает императивность «прямого действия» - осуществляется ли оно индивидуальным «бомбистом», или суверенным носителем «права на вмешательство» (Droit de l'Ingerence от Ревеля к Кушнеру и далее) в дела другого менее (сильного) суверенного носителя (воплощенного «сердца тьмы» - так что «дон Румата — это NATO”). Впрочем, сама «резня по праву» не предъявляется на экране — показывается лишь предшествующая «переходу к действию» «психологическая возгонка» («нет, нет, нет, нет, да...»), и наваливающаяся после «приступа» абсолютная исчерпанность («ну, да...»). Фильм сообщает нам опыт солдата, не полководца. И этот солдат (на импринтинг сознания этого, на событие такого осознания и работает вся машина фильма) - ты.
Что же до «валидности практик демократии», то в фильме они, возможно, и присутствуют. Своим зиянием...
  • Current Mood
    happy happy
champ

"Тунгуска, или Конец Природы" Михаэля Хампе на русском

Михаэль Хампе. "Тунгуска, или Конец Природы". М., Логос, проект letterra.org, 2013 (пер с нем. - О. Никифоров, 272 с.). ISBN 978-5-8163-0100-8
Ориг. издание: Michael Hampe. Tunguska oder Das Ende der Natur. Carl Hanser Verlag, München 2011.
доступна в "Гнозисе", "Фаланстере", "Циолковском"...
HAMPE-cover-miniscule
АННОТАЦИЯ:
Книга Михаэля Хампе, профессора Высшей технической школы в Цюрихе и автора интеллектуального бестселлера «Совершенная жизнь. Четыре размышления о счастье» (2009), обращается к разбору «предельных проблем» философии науки, подключая потенциал «литературно-драматического воображения» и неожи­дан­ных историко-культурных сюжетов для создания серии «диа­ло­­гических ситуаций», в развертывании которых с неожиданной стороны тематизируется и проясняется ряд «проклятых вопросов» современной эпистемологии, но также — индивидуальной пси­хологии носителей актуальной цивилизации, ею «по-прежнему» (более или менее) «недовольных»

СОДЕРЖАНИЕ:

Пять элементов/ Посмертные беседы
Вода/ Первая беседа
Земля/ Вторая беседа
Огонь/ Третья беседа
Воздух/ Четвертая беседа
Quinta Essentia
Разделенные естественности/ Натурфилософское эссе
Изначальное разделение/ Отказ от сущности/ Язык и мир/ Следует всё объяснять/ Жизнь/
Что случается само собой/ Божественная природа/ Плоть как природа/
Сверхприродное и техническое/ Сокрытая человеческая природа/ Конечная и бесконечная природа/
Скепсис и почитание природы/ Природное и подложное
Послесловие

ЦИТАТЫ:
*
Файерабент: <...>Если действительно природный мир мы мыслим как многообразие однократностей, то мы его также должны мыслить как многообразие настоящих. Именно эта мысль мне особенно важна в размышлениях Блэкфута: событие, мыслимое «как противозаконная случайностность» – именно это понятие возможно противопоставить Закону и абстрактному Бытию. Когда мы мыслим действительность как настоящее, как противозаконную случайностность, тогда мы пребываем на краю природы, на краю бытия, тогда уже нет небытия смерти, а есть лишь настоящие однократности.
Черенков: Всё вздор!
[из Четвертой беседы]
**
«Бла-бла-бла! <...> Что сможет сделать человек, когда проснется вулкан? Закупорить его? Конечно, будет жутковато, но ничего с этим не поделаешь. Все виды когда-то вымирают, как и каждый из нас когда-то умрет. А эти континентальные сдвиги, я тебе говорю, они уже отправили в ящик какие-то виды, уж поверь мне. Я навел справки». Так говорил заправщик.
[из Quinta Essentia
host

Жак-Ален Миллер: ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПИТЕРУ ХОЛВАРДУ [Paris, 26.02.2013]

To: P. Hallward@mdx.ac.uk
Париж, 26 февраля 2013

Дорогой Питер Холвард,
Благодарю Вас за высланное мне чудесное издание двухтомника Аналитических тетрадей.
Я получил его в самый разгар кампании за освобождение нашей иранской коллеги доктора Митры Кадивар, интернированной в психиатрической больнице в Тегеране, в которой я принимал активное участие.
Несмотря на это мне удалось прочесть второй том от корки до корки. Закрыл я его только позавчера. Улыбки, с которой я открывал его, простыл и след.
Несколько небольших эпизодов я смог бы дополнительно прояснить. Надо же: былая полемика вокруг «метонимической причинности» горячо обсуждается полвека спустя! И «Шов» тоже! Подумать только!
Создается иногда впечатление, что я покойник, и обо мне можно говорить все, что угодно: я беспомощен, как дохлая крыса. Нет, весь я не умер! «Смерть перемалывает, как мельница,» - сказал Сартр в своем «Флобере». Читая ваш второй том, я как раз и чувствовал себя такой мельницей. Вы же знаете, дорогой Питер, что фамилия моя Миллер, мельник. Мельницы и ветра всегда много для меня значили. Недаром символом Всемирной психоаналитической ассоциации выбрал я дюрерово божество ветра. Именно я выбрал эту эмблему, что легко доказать: происхождение ее известно лишь мне. Это Африканский ветер из проиллюстрированной Дюрером Карты мира австрийского гуманиста и картографа Иоанна Стабия. Убедились?
То же и с понятием «метонимической причинности». Она не была общим достоянием, коллективным изобретением, которое тщеславный молодой человек по имени Миллер задним числом приписал себе. Я тогда готовился к экзамену по философии и жил в деревушке под названием Клерфонтэн, возле Рамбуйе, погруженный в философские штудии и занимаясь греческим. Отец хотел, чтобы я вместо греческого изучал, наряду с английским, испанский (по тогдашним порядкам, изучая латынь и два живых языка, заниматься греческим по программе вы не могли). Участия в группе Читать Капитал я тоже не принимал – по многим причинам и, в частности, потому, что мне нужно было сосредоточиться на подготовке к экзамену, который у остальных участников группы, которые были на несколько лет меня старше, был уже позади.
Так что с друзьями я в встречался в тот год очень редко. В Париж я приезжал раз в неделю, по средам. В этот день я ходил к Лакану на Семинар, посещал экзаменационный курс Деррида и любился со своей подружкой – с той самой девушкой, о которой говорит Альтюссер, встретивший ее в тот единственный раз, когда он навестил меня в Клэрфонтене, с бедняжкой Еленой. Она собирала тогда в саду за окном цветы. Я сказал ему в шутку об этом прелестном ребенке, что она «каждый день придумывает новое понятие». Он принял это за чистую монету. Судя по тому, как он в книге Будущее долговечно эту мою фразу прокомментировал, безумие уже овладело им. Ну и поросенок же я был тогда!
Я по-прежнему люблю тебя, милая А… . Твоя сестра сказала мне, что ты возненавидела меня. Когда годом позже я женился на Жюдит – женился поспешно, так как она была уже беременна Евой. Ты пятно у меня на совести. И красное пятно крови в постели на улице Ульм никогда не сотрется из моей памяти.
В интервью, взятых вами, Питер, у выпускников тогдашней Нормальной Школы, о сексе речь не заходит. А зря: чего тут стесняться? Наши экзистенциалистские предшественники не были такими скромниками. Некоторые из нас вели монашеский образ жизни. Ни Бадью, ни я, не были из их числа. Мне казалось, правда, что будущему серьезному мыслителю, жениться и иметь детей противопоказано. В двадцать два года – 12 ноября 1966 – я стал мужем, а в двадцать три – 29 мая 1967 – отцом. Поэтому, наверное, серьезного мыслителя из меня и не получилось – я так и остался легкомысленным студентом, не упускающим шанса, в качестве подготовки к психоаналитической практике, сыграть шутку над своими товарищами.
Признательность в отношении «метонимической причинности», которую выразил мне Альтюссер на первой странице книги Читая Капитал – в последующих изданиях она исчезла – не случайна. Дело в том, что моего авторства тогда никто отрицать не думал. Но о краже, тем не менее, речи не было. В то время я эту историю публично никогда не рассказывал. И вот теперь, спустя пятьдесят лет, эпизод этот вновь на повестке дня! Случилось это с выходом изданного тобою второго тома. Может, главный виновник из числа моих тогдашних друзей встанет и сам честно обо всем скажет? Или лучше будет, если я сделаю это сам?
Я прекрасно помню, как вы неоднократно приглашали меня ответить на ваши вопросы и звали меня на ваш коллоквиум. Я даже не потрудился вам ответить отказом. Timeo Danaos et dona ferentes. Дыхание Истории страшило меня. Я чувствовал, что принадлежу будущему, а не прошлому. Поколению завтрашнего дня. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Стоит ли вызывать к жизни эти ветхие призраки? Мне двадцать лет, я стройный парень с роскошной шевелюрой, ко мне, как к Тезею из Федры, «влекутся сердца». Ролан Барт был влюблен в меня. Как он был разочарован, когда я признался ему, что мне нравятся девушки! «И давно это у тебя, Жак-Ален?» - спросил он. Глория рассказывала мне, что когда я впервые явился к Лакану на Рю де Лилль со своим тогдашним приятелем, она объявила о нашем приходе словами: «Это ваши два педика пришли».
Нет, я не собираюсь устраивать в Миддлсексе публичной исповеди. Аналитику это не к лицу. Но когда я вижу, как юного Миллера не желают понять, меня это берет за живое. Большая часть моих тогдашних друзей ошибаются по невежеству: они просто не знают, как было дело. Злой умысел налицо лишь у немногих. Но слово «ренегат» прозвучало лишь из одних уст.
К «ренегатам» причислил меня мой друг Бадью, чье интервью завершает этот второй том. Подобного я не в силах терпеть.
Вы найдете это слово в первой строке на последней странице книги: это страница 190.
Что это, как не парфянская стрела, «точка пристежки» всего этого предприятия?
«Возражаю, ваша честь!» Да есть ли она у Бадью? Это мы посмотрим. Проверим на опыте. Его жизнь, поступки, проступки будут выведены на чистую воду.
Несколько лет назад, когда Бадью терпеть не мог Мильнера, а Мильнер – Бадью, я попросил их обоих написать статьи для маленькой книжки о Лакане, которую я тогда задумал издать. Мильнер ответил согласием, Бадью – и Жижек, кстати, бывший некогда у меня в анализе – отказом. Бадью упрекнул меня в том, что я, мол, стараюсь угодить всем. Это правда – я попытался, вопреки им самим, дать им шанс помириться. Теперь - увольте. Чувства мои преданы и поруганы. Я этого больше не потерплю. Как возглашает в Сети «безумный пророк воздушных путей» Питер Финч, «Я злой, как черт и этого больше не потерплю!»
Привет, Бадью! Я вцеплюсь в тебя мертвой хваткой! Интеллектуальной хваткой. Маски долой! Долой притворство!
Вчера, в понедельник 25 февраля, во второй половине дня я дал Франсуа Рено, который – ума не приложу, почему – двухтомника так и не получил, ксерокопии интервью Бадью и его собственного. И еще ксерокопию другого интервью, которое Бадью дал французскому автору, Эрику Хазану, где вновь всплывает обвинение в ренегатстве: Миллер отступник, он и его брат Жерар – современные растиньяки. Они искали лишь власти. Это люди бесчестные. И т. д.
Кто ты, Бадью, чтобы говорить в таких выражениях о моей семье (Жерар с детства моя единственная семья)? Подумал ли ты, что говоришь? Я помню, как ты сказал однажды: «Для меня писать, что зубы чистить», - это произвело на меня тогда сильное впечатление. И ты прав. Ты поистине пишешь, как зубы чистишь. Но чтобы чистить зубы, надо быть зубастым, не правда ли? Аристократы в таких случаях дрались на дуэли. Если бы я мог послать тебе секундантов, я бы это обязательно сделал. Но мы ведь с тобой интеллектуалы – давай же сразимся на этом поле.
Это будет интеллектуальная схватка насмерть. Или ты возьмешь свои слова назад, или я сам расскажу всю правду - во всех деталях.
Электронное письмо, которое послал я вчера Франсуа Рено, выложено на сайт Фрейдова Поля и гуляет сейчас в интернете. Дорогой Питер Холвард, я готов дать вам об Аналитических тетрадях развернутое интервью. Издательство Наварин профинансирует нашу встречу и напечатает интервью на французском. Пусть издательство Версо, если это заинтересует его, опубликует текст интервью на английском. одновременно он будет переведен на испанский, итальянский, португальский и русский.
Интересуют ли вас по-прежнему Аналитические тетради и та роль, которую я в них сыграл? Если да – я к вашим услугам.
С уважением и надеждой на сотрудничество,
Жак-Ален Миллер

[перевод на русский - А. Черноглазов]
champ

Григорий Померанц. "Поворот войны" [SloWar-X... caption... video...]

ПОВОРОТ ВОЙНЫ. Григорий Померанц
<видео-презентация для проекта «Словарь войны (Москва, 02-04.09.12)» (SloWar-X) >
(запись — 01.09.2010 (letterra.org); видео - http://www.openspace.ru/mediathek/details/18090/ >

Сталинградская битва как тот поворотный момент, когда «власть», доселе действовавшая в категориях «мести», «опьяненности победой», допускает самоограничение – профессионализмом кадровых военных.
История, предшествующая Сталинградской битве, – это история одной и той же ошибки, совершаемой обеими противоборствующими сторонами. Это ошибка опьянения победой и тем самым недооценки противника. Победа кажется сокрушительной сначала Гитлеру, который не замечает, что война, обещавшая быть короткой, затянулась до зимы, затем Сталина, который считает, что после зимних побед надо продолжать наступление и отметает любые доводы генерала Шапошникова о необходимости «стратегической обороны» и отказа от тотального наступления. Сталин (как и Гитлер) плохо понимал характер современной ему войны, и не обладал знаниями в военном деле. Именно поэтому еще в самом начале «катастрофы» 1941 года он и не услышал слова расстрелянного им начальника разведки, что войска Гитлера стоят на границах не в оборонительных, а именно в наступательных порядках. Вот и теперь, опьяненный победами, Сталин бросает армии в наступление, которое позволяет немцам, изображая поражение, завлечь советские армии в ловушку, в мешок. Итогом этого стало беспрецедентное число военнопленных – около 4 млн. человек. Итогом этого стала и политическая ошибка генерала Власова, который будучи переброшенным на самолете в центр полузакрывшейся ловушки мог бы прорваться назад, а вместо этого получает приказ Сталина о наступлении. После этого Власов и перешел на сторону Гитлера. Знаменитый приказ «ни шагу назад» – это приказ, отданный в связи со сдачей Ростова, хотя причина, по которой армия ушла оттуда, была все та же: некомпетентность руководства. Но потом ошибку совершает Гитлер – теперь уже он опьянен победой и начинает бороться за город-символ, названный именем Сталина, и при этом отправляет сильную часть своей армии к нефти на Кавказ. Вместо ушедших немецких частей он оставляет войска союзников – испанцев, румын, венгров. Это сыграло свою роль в исходе битвы. Сталинград стал бойней, где погибло и было взято в плен огромное количество народа, где действовал приказ «ни шагу назад», поддержку исполнения которого обеспечивали заградотряды, где мирное население не было предупреждено о начале боевых действий, дабы вид его страданий наполнял армию яростью. Все эти «спецэффекты» возымели действие. В Сталинграде произошел «поворот войны», но поворот этот был еще и в другом –самим обстоятельствами войны власть, уверенная в своей идеологической непогрешимости, вынуждена была пойти на самоограничение, на передоверие многих своих полномочий профессионалам, для того, чтобы вообще выжить. И на этом зазоре и создавался тот особый феномен, который и был назван позже феноменом «фронтовика» – свободного человека, человека, слишком много повидавшего, чтобы служить только винтиком в системе.

(caption – letterra.org )